Женщина-скрипка и немножко нервно

Женщина-скрипка и немножко нервно

от Nona Kovler

ЛОСКУТКИ ВПЕЧАТЛЕНИЙ ОТ ОТКРЫТИЯ В ИЗРАИЛЕ ПЕРВОГО ОСЕННЕГО САЛОНА

Бесплатная выставка в ангаре в Яффо продлится еще три дня. Хочу поблагодарить всех тех, кто сделал возможным это выдающееся культурное событие в нашей стране.
А небрежность  – легкая и очаровательная – пусть займет свое подобающее место исключительно как  стиль аксессуаров во французской моде.

Перебираю в уме лоскутки вчерашних впечатлений от открытия Осеннего Салона. Основное определение первого дня – БАЛАГАН!! Яркий, пестрый, веселый, беспорядочный и влекущий – балаган. Лабиринт бесконечных узких проходов, гордо названных именами французских художников, где  невозможно ни развернуться, ни остановиться, застыв  в почтительном отдалении перед понравившейся картиной. Взволнованные и растерянные художники, лихорадочно пытающиеся самостоятельно прикрепить к символическим стенам таблички с названиями произведений. Почему-то, не поскупившись на камамбер, пиццы и вино, устроители не подумали о такой мелочи, как таги (они же бейджики) с именем автора – участника. На любой конференции, где встречаются в хаотичном движении массы незнакомых людей, это лучший способ сориентироваться, незаметно взглянув на табличку. Как же, как же, знаменитый художник Пупкин-Мизрахович! Знаем, знаем, наслышаны…Надеюсь, в последующие дни выставки ошибка будет исправлена.

Настроение у всех приподнятое, как будто внезапно отворили засовы на пещере Али-Бабы и впустили забесплатно почтеннейшую публику. Глаза разбегаются -столько сокровищ, один шедевр лучше другого. Французская речь мешается с возгласами на  иврите, русский слышится на каждом шагу. Знакомые разыскивают друг друга по телефону – мы стоим на углу ул.Родена, а ты еще возле ул.Матисса?
Если бы не Маша Хинич с ее безупречным вкусом и благожелательностью, я так бы и потерялась в лабиринтах Яффского Ангара, где впервые в Израиле открылся Salon d’Automne 2012, представляющий работы французских и израильских мастеров, художников и скульпторов, керамистов и фотографов. За какие-то полчаса Маша успевает показать и коротко охарактеризовать несколько работ авторов, прежде мне неизвестных.

А уж знакомые имена я нахожу сама.

Каллиграфически-ювелирный стиль Адассы Фальк на темы Иудейской истории привлекает своей красочностью, но в то же время вызывает массу вопросов – как же сочетается соблюдение еврейских традиций и подробное изображение людей в ее библейских  великолепных иллюстрациях?

Узнаю издалека магические коллажи молодой и талантливой фотохудожницы Дины Бова, яркие и необычайно оптимистические картины Зое Север. Не нуждаются в представлении и оригинальные металлические скульптуры художника-кузнеца Андрея Куманина, да вот и он сам – его высокая фигура напоминает чем-то героев его композиций.
Хочется отойти и со всех сторон внимательно рассмотреть две абсолютно импрессионистские работы Орли Зив, но к сожалению выставочная площадь не представляет такой возможности.

Узнаю Балерину Рину Шенфельд в работе Любови Добашиной “Птица души. Еще больше поражаюсь, узнав,что талантливый скульптор уже пенсионного возраста.
Останавливаюсь на минутку возле оригинальной витрины Ирины Сорочинской. Эх, если бы знала раньше о предыстории этой витрины, так талантливо описанной самой художницей! Наряду с ее замечательными работами, теперь и сам рассказик о удаве и витрине займет свое место в  пестром лоскутном одеяле моих воспоминаний об Осеннем Салоне.

А может и хорошо, что нет у нас чопорности европейских вернисажей, где принято обмениваться мнениями шепотом, где дамы обязаны являться на вернисаж в коктейльных платьях, а   официанты в белых перчатках разносят шампанское. Иначе не случилось бы у меня вчера вечером двух интереснейших знакомств.

При входе на французскую часть выставки мое внимание привлекла необычайно изящная и полная внутреннего движения скульптура балерины. Балерина как будто звучала – и не только потому, что балетная пачка ее была сделана из скрипок. Мы застыли в удивлении перед небольшой бронзовой фигурой женщины-скрипки, как вдруг услышали женский голос на иврите с очаровательным французским акцентом. При одном только взгляде на эту хрупкую миниатюрную даму стало ясно, что это и есть автор так понравившейся нам работы. Она и сама своим изяществом напоминала Женщину-скрипку. Поскольку никаких опознавательных знаков художникам на выставке выдано не было, пришлось спрашивать – Это Ваше? Так мы познакомились и разговорились. С большим удовольствием хочу представить вам одну из самых известных и успешных парижских скульпторов Мириям Ситбон.


Мириам прекрасно говорит на иврите, она родилась в Марокко, какое-то время жила в Израиле и училась в Ямин Орд в Деревне Художников Эйн-Ход. Затем переехав в Париж, продолжила там классическое образование. Мне почему-то сразу же показалось, что Мирьям должна уметь танцевать – типичный французский шарм сочетается в ней с необыкновенной пластичностью  и точностью движений, хрупкость со скрытой силой – это обычно достигается балетным тренингом. Ну конечно – Мирьям занимается танцем  и театром до сих пор, она пишет стихи и очень много работает. С удивлением я оглядываюсь вокруг – “Почему же только одна-единственная Ваша скульптура представлена в Осеннем Салоне?” – “Да, к сожалению, извещение о этой выставке я получила в последний момент”,- отвечает Мирьям Ситбон. “А большинство моих работ уже отправлены в другие места, часть находится на экспозиции в Grand Palais в Париже.”
Когда собираются еврейские мамы, пусть даже на вернисаже, о чем, по-вашему, они поговорят непременно? Ну конечно, о детях! Среди всех своих многочисленных талантов и умений, Мирьям обладает главным, как она считает – она хорошая еврейская мама. Она разыскивает для нас фотографии ее троих красавцев-сыновей, старшему уже 25, и при взгляде на его фото вам сразу хочется воскликнуть по-французски —  “Ooh, La la!!!!”

Вторая встреча – с художником Ильей Хиничем. Я хочу, чтобы все запомнили это имя – Илья Хинич однофамилец нашего любимого культуролога, корреспондента и глашатая – Маши Хинич.
Его работы никого не оставляют равнодушным. Илья живет в Ришон-леЦионе, работает в собственной квартире уже 20 лет, с тех пор, как переехал из Минска в Израиль.  Отдельной мастерской у него нет, но это не очень печалит художника. “Я привык всегда жить рядом со своими картинами.”
Посмотрите на эти великолепные романтические пейзажи – здесь столько простора для зрительской фантазии, они как бы включают ассоциативный ряд у вас в мозгу.


Как странно, что в Ришон-леЦионе не находится место в Музее для этих выдающихся произведений. Илья Хинич участвует во многих выставках, состоит в объединении израильских художников и преподает детям в кружке в матнасе. И от Ильи, как и от Мирьям Ситбон, мы тоже слышим – “Подготовиться как следует к Осеннему Салону не удалось, я бы хотел представить новые работы, в других стилях, но к сожалению, извещение об участии в  выставке пришло в последнюю минуту”.

Бесплатная выставка в ангаре в Яффо продлится еще три дня. Хочу поблагодарить всех тех, кто сделал возможным это выдающееся культурное событие в нашей стране.
А небрежность  – легкая и очаровательная – пусть займет свое подобающее место исключительно как  стиль аксессуаров во французской моде.

Ваша оценка:

 

15 оценок

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s