Юность моя

Юность моя

Юность

Какое хорошее слово — юность

В нем столько романтики, радужных надежд, солнечного света. Сколько лет длится юность — пять, семь? Не успеваешь осознать своего счастья, стремишься скорее повзрослеть, поступить в институт, жениться, сделать карьеру — и все для чего? Чтобы возвращаться в снах к вечному беззаботному лету, беспричинной радости, первой влюбленности.

Сегодня это назвали бы  гениальным маркетинговым ходом и успешным пиаром.Тогда, в 1955 году, будущий первый главный редактор Валентин Катаев таких слов не знал, но название для молодежного журнала было выбрано безошибочно. “Юность” , журнал отпраздновавший свое 60-летие, был известен всей читающей публике в Советском Союзе, да и продолжает быть популярным на постсоветском пространстве.

В «Юности» печатались Анна Ахматова, Роберт Рождественский, Белла Ахмадулина, Николай Рубцов, Владимир Амлинский, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Олжас Сулейменов, Андрей Молчанов, Борис Васильев, Римма Казакова, Павел Багряк, Булат Окуджава, Михаил Задорнов, Фазиль Искандер, Василий Аксёнов, Валерий Золотухин, Елена Сазанович, Анатолий Гладилин, Анатолий Кузнецов, Аркадий Арканов, Александр Карпенко, Григорий Горин, Кирилл Ковальджи, Юнна Мориц, Кир Булычёв, Хелью Ребане, Николай Леонов, Анатолий Тоболяк, Александр Иванов, Алексей Борычев, Юрий Рыбчинский, Елена Съянова, Геннадий Машкин, Дина Рубина и другие известные авторы.

Когда в школе нам “задавали” по внеклассному чтения произведения Бориса Васильева, «А зори здесь тихие…» (1969)

мне не надо было ходить в библиотеку — стопки журналов хранились у нас годами на книжных стеллажах, как во многих советских семьях.

Дина Рубина рассказывает о журнале, где она начала свою официальную писательскую деятельность, где был напечатан ее, 16летней девчонки,  первый рассказ

 

…журнал «Юность» был самым тиражным в Советском Союзе литературным журналом. Мне и сейчас приходится втолковывать разным славистам и западным журналистам, что произнесенная мною цифра тиража «Юности» — три миллиона, — это не плохой мой английский, не оговорка и не хвастовство. На меня подозрительно смотрят, осторожно поправляют — три тысячи?

— Нет, — терпеливо повторяю я. — Три миллиона экземпляров.

— Э-э-э…— деликатно жуют губами мои собеседники. — Вы хотите сказать — ТРИДЦАТЬ тысяч?!

— Миллиона, — раздраженно говорю я. — Три!  

«Юность» публиковала много произведений, отличающихся стилем и содержанием от сложившихся литературных стереотипов «социалистического реализма».

Ка писал Василий Аксенов  “У авторов «Юности» и у руководства журнала в вообра-жении, разумеется, существовали две разные модели этого печатного органа. В сущности, Союз писателей СССР вы-пустил из бутылки джинна молодой послесталинской литературы, а потом в течение порядочного числа лет осторожно старался затолкать его обратно.”

Но не будем идеализировать. Журнал не смог бы свободно существовать во времена брежневского застоя. И здравицы советскому строю, и славословия в адрес партии — все это тоже присутствовало.

Вспоминает  Василий Аксенов (его «Коллеги»,  “Затоваренная бочкотара” и легендарный “Остров Крым” тоже увидели свет в журнале “Юность”)

Здесь партия наша родная,

А с ней невозможного нет!

Сегодня земля Кустаная,

А завтра далеких планет!

 

Мне припомнился автор этих стихов, вислоносый поэт, по-стоянный посетитель кабака Дома литераторов, куда можно было попасть из редакции журнала, попросту перейдя двор бывшего имения графов Волконских. Поэт был колоссаль-ным кирюхой, все время смотрел одним глазом в коньяк, другим на проходящих собратий в поисках собутыльников. В те времена никто бы не высмеял его за приведенные выше стихи: коммунисты тогда не стыдились своих эдиповых комплексов по отношению к матери-партии.

Перелистывая почти непожелтевшие страницы «Юности» пятидесятых годов (качество бумаги было на удивление ве-ликолепным), я, разумеется, задавал себе вопрос: что же все-таки казалось нам, молодым читателям тех времен, столь необычным, столь ярким, столь освежающим в этом вот лежащем сейчас передо мной столь советском, то есть зау-рядном, то есть неярком, то есть монотонно-душноватом, журнале? Стишков, подобных приведенному выше, – навалом, передовицы иной раз подписаны светлыми личностя-ми вроде Всеволода Кочетова, в оформлении сплошь и рядом какие-то дикие космические устремления, в отделе публицистики сплошные романтики, энтузиасты, целинные и сибирские «цари-эдипы»…

И все-таки, втяни голову в плечи, втянись, забудь на время, что ты сидишь на Капитолийском холме в Вашингтоне, и вспомни свою студенческую Публичку на реке Фонтанке. Как мы жадно там охотились за малейшими крохами инфор-мации о жизни за за железной занавеской, за малейшим словечком не фальши, за трудноуловимыми намеками на реальную жизнь и реальное искусство вне советской мертвечины.

 

За год до кончины Анны Ахматовой в июльском номере журнала была опубликована подборка ее стихов-

Подписан к печати журнал «Юность» №7; в нем помещена подборка из 18 стихотворений А.А. Публикации предпосланы: сообщение о награждении А.А. премией «Этна-Таормина» и вручении ей диплома почетного доктора литературы Оксфордского университета, вступительная статья К.И.Чуковского и обращение к читателям «От автора»: «Я с особой охотой соглашаюсь на предложение «Юности» напечатать несколько страниц моих стихов разных лет. <…> Стихи выбирала я сама».

 

«Зелёный портфель»

Одной из наиболее характерных особенностей «Юности» был юмористический раздел, который в 1956—1972 годах носил название «Пылесос», позже — «Зелёный портфель». Редакторами раздела в разное время были Марк Розовский, Аркадий Арканов и Григорий Горин,Виктор Славкин, Михаил Задорнов. Помимо рассказов, иронических стихотворений, литературных пародий в «Зелёном портфеле» приблизительно до 1980 года существовала рубрика под названием «Каков вопрос — таков ответ», в которой вымышленная ведущая Галка Галкина (персонаж, придуманный Б. Полевым) отвечала в юмористической форме на письма читателей. «Зелёный портфель» пользовался успехом у читающей публики наряду с «Клубом „12 стульев“» «Литературной газеты» за отсутствие официальной пропаганды и неформальную атмосферу. Значительное число авторов «Зелёного портфеля» были выпускниками Московского медицинского института.

 

Эмблема «Юности» — одноимённая линогравюра литовского художника-графика Стасиса Красаускаса, являющаяся одним из наиболее известных произведений автора («круглое девичье лицо с стилизованными ветками дерева или кустарника вместо волос».

Она воспроизведена и на надгробии художника.

images

А какие карикатуры печатались в Юности! До сих пор могу произнести без запинки неудобную фамилию одного из самых популярных авторов изобразительного ряда — ОФФЕНГЕНДЕН!!!

Не было ни одного номера журнала без стихов. Для молодых поэтов «Юность» буквально зачастую становилась путевкой в жизнь.
На «Испытательном Стенде» студии Кирилла Ковальджи впервые опубликовались И. ЖдановН. ИскренкоА. ПарщиковЕ. БунимовичЮ. АрабовМ. Шатуновский и другие поэты «новой волны» 1980-х годов.

Сегодня, когда наконец-то в сети выложен дигитальный архив    “Юности”, можно снова с легкостью “вспомнить всех поименно” , но мне больше хочется перелистать старые пожелтевшие  страницы. Спасибо моим родителям — привезли с собой в багаже переплетенные в несколько фолиантов вырезки из лучших журналов. Открываю для себя то, что не прочла уже после отъезда.

Боюсь, что явление постоянного чтения “периодики” ушло в прошлое. Ну что же, новые песни придумала жизнь! Но есть в нашей общей  памяти какие-то культурные коды, о которых уже не забыть.Да и как можно забыть свою “Юность”?
«>

8

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s