В поисках клезмеров

В поисках клейзмеров

Как мы поехали послушать клейзмеров на 30 юбилейный фестиваль в Цфате, и что из этого вышло

Конкретность и скорость —  это не про Цфат.

Здесь все неторопливо, вдумчиво и неспешно. Да и куда торопиться? Машиах пока не пришел…
Мы приехали вечером большой компанией на юбилейный 30 фестиваль клейзмеров и в наивности своей полагали, что вот сейчас мы побеседуем полчасика с чудесной Аней Нисневич, нашим гидом, а потом побродим между концертных сцен, наслаждаясь звуками шоломалейхемских скрипок и веселыми плясками хасидов с развевающимися пейсами.

Вечер опустился быстро, а мы все слушали и слушали — истории о камнях и людях Цфата не изменяются , но звучат все время по-разному, ведь сколько евреев, столько и интерпретаций. А увлекательные поиски смыслов в знакомых, казалось бы азбучных истинах,  как правило постоянно ведут по  причудливой тропинке ассоциаций к разным выводам, иногда совсем неожиданным.

С Аней так всегда — все вовлекаются в разговор, каждый выскажется, даже те, кто как они полагают, совсем незнакомы с еврейской традицией и историей.
Вот, к примеру, слово Каббала — уж наверняка известно всем. А вот какое отношение имеет к Каббале вот этот замечательно отреставрированный и со всевозможным комфортом перестроенный каменный дом за номером 49?

«Да практически никакого» — говорит Аня. «Но однажды упрямой и очень известной американской даме просто-таки приспичило купить этот дом. Даме казалось, что здесь она лучше постигнет выбранное ею для себя мистическое учение еврейских мудрецов Каббалу. Но вероятно божественного присутствия здесь так и не случилось, а напротив, отрицательная энергия переполняла, пееполняла это место, да и взорвалась. Единственная ракета, упавшая на Цфат во время последней войны, взорвалась точнехонько в этом доме. Знаменитая певица, а речь идет о Мадонне, конечно же, больше сюда не возвращалась. » —  А причем же здесь Каббала? _ Вот и я говорю, что ни при чем» — улыбается Аня.

Сколько раз уж бывали в любимой радостно-голубой синагоге Абуав, а вот так поздно вечером не приводилось. Поскольку когда-то синагога в мгновение ока перенеслась в Цфат прямо из Толедо, время там не израильское, не испанское, а где-то посредине. Вот почему она оказалась открытой для нашей маленькой группы, и замечательный Шломо, а может его звали Меир, терпеливо ждал, пока мы прикоснемся к одному из самых святых свитков Торы, и пока еще и еще раз помолимся о даровании пары и маленьких деток тем,  кому уже пора.

При выходе вдруг обнаруживается никогда не замеченное ивритское слово, выцарапанное прямо в самом основании
глухой стены —  Любовь  אהבה

и это еще один из множества секретов Цфата, а сколько их всего — невозможно и предположить.
Но вот однажды — тут Аня делает драматическую паузу —  случилась такая почти булгаковская история…
А дальше я позволю себе привести цитату из книжки волшебных историй Анны Нисневич«Четыре шага домой»

«однажды дождливой израильской зимой я водила по городу очень богатую клиентку прозрачного телосложения. В какой-то момент из-за капель дождя рядом с нами материализовался Азазелло. Булгаковский герой ткнул артритным перстом в мою vip-барышню и произнес скрипуче «-А вы знаете главный секрет города Цфата?»
Барышня отпрянула и пробормотала — Нет
Я встала в боевую стойку, готовясь защищать туристку. Ухмыльнувшись, булгаковский персонаж произнес — в Цфате синагог больше, чем в Москве  непьющих мужиков!»
Пока мы пытались осознать всю глубину его высказывания, цфатский Азазелло переместился в Цфат небесный, не оставив следа на грешной Земле.
Эта история задела мое профессиональное эго, и я кинулась выяснять, сколько же в Москве непьющих мужиков.Не удалось..Пришлось подойти к этому вопросу с другой стороны и попытаться выяснить, сколько же в Цфате синагог. Оказалось, что только древних и значимых — двадцать девять!»

В Аниной книжке , которая ни разу не путеводитель, еще много таких интересных историй про мудрецов, про учеников, про раввинов и про жизнь — там и о Тверии тоже.

А потом мы влезли в полностью «расхристанную», если допустимо так сказать о синагоге, старую Косовскую синагогу, где сейчас идет жестокий ремонт. Я просто не могла пройти мимо и не сфотографировать мою любимую дверь при ночном освещении. Но это еще один секрет, нельзя же в самом деле лазить в синагоги во время ремонта.
А потом навестили колоритных пекарей в белых чалмах, которые всю жизнь на этом месте и им всегда по 20 лет, и они невозможные красавцы, а потом — или это было до того? Да в сущности, неважно.

А где же клейзмеры, спросите вы — и таки будете правы. Тех клейзмеров, которых хотелось послушать, дождаться было невозможно -главную  сцену им предоставляли слишком поздно ночью. А тех, кого мы слышали — даже с натяжкой клейзмерами назвать было нельзя. Красивые ухоженные девицы с декольтированными смычками и стройными скрипками призывно двигались на сцене. Певец с чудесным голосом еще и исполнил нам никогда не надоедающий репертуар русско-еврейского ресторана.
По дороге обратно, уже поздно-поздно, мы все-таки встретили зачехляющих свои инструменты молодых парней со скрипками и гитарой. Специально для нас они сыграли снова.. Трогательно, хоть и безнадежно фальшиво…

Вот и опять так многого не успели и не увидели в Цфате. Говорю я вам, город этот бесконечен в своих вроде бы небольших пределах. Но мы обязательно будем возвращаться туда снова и снова. Ведь там жили и сегодня живут очень дорогие нам люди.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s