Сиреневое сумасшествие в Кортоне

Сиреневое сумасшествие в Кортоне

СИРЕНЬ В ТОСКАНЕ

image021

Спокойной ночи, Тоскана. Мы возвращаемся в Умбрию, унося с собой немного твоего аромата и сиреневого безумия

Нона КОВЛЕР. Фото автора

Все помнят фильм или книгу «Под солнцем Тосканы» и все согласны, что  помогла развитию города американская писательница Фрэнсис Мэйес
И действительно — на улочках Кортоны слышна в основном американская или польская речь, точно, как в книжке.После выхода книги и ее экранизации в Кортону   рекой потянулись иностранные туристы. И сегодня здесь любой приезжий, не говорящий по-итальянски, чувствует себя комфортно, чего нельзя сказать о всех небольших городах Италии. Иностранное сообщество здесь активно развивается, участвует в жизни города, и местные жители этому только рады.

Нам все более интересно справляться без машины. Билеты на поезд недороги, не надо мучиться с поисками парковки и появляется больше стимулов ходить пешком и залезать в самые неожиданные места.

В Кортону мы попали в воскресенье. Начитавшись полезных советов путешественников, слезли с поезда на станции Камучия ( а не Кортона Теронтола), в табакерии купили билетики на автобус и пошли искать остановку. После тщетных поисков оказалось, что в воскресенье утром автобус не ходит.
Такси (частные извозчики) от станции к тому времени уже разъехались — они видимо подъезжают только к поезду. А ведь кричали же мне сначала «Мадам — такси!»
Но мадам как опытный блогер гордо отказалась. Теперь что делать? До Кортоны километра четыре очень круто вверх. Хорошо, что Костя нашел прилепленную на столбе визитку и позвонил — через несколько минут мы уже беседовали в машине с сербом Дежаном, перебравшемся сюда жить 12 лет назад и зарабатывающим частным извозом.
Таксист высадил нас прямо посреди площади Республики, где в это воскресенье на мое счастье была ярмарка антиквариата или скорее просто блошиный рынок. Моя любовь ко всяким старинным вещичкам просто иррациональна. В Италии сохраняется множество совершенно уникальных вещей — чувствуется, что люди прожили поколениями на одном месте десятки и сотни лет. Таких старинных кукол и лошадок, таких марионеток и лорнетов я не видела нигде и никогда, хотя во всех частях света в обязательном порядке посещаю антикварные рынки.
Площадь Республики и примыкающая к ней площадь Синьорелли были густо заполнены праздными туристами и трудолюбивыми продавцами.  В Музее этрусков в очередной раз подумалось, что время наверное повернуло вспять. Мастерство и отточенный вкус древних, кажется, должны бы быть вершиной искусства, а получилось, что  с этой вершины потомки упали и никак не могут вскарабкаться назад.

Сначала показалось, что Кортона ничем таким особенным не отличается от подобных маленьких очаровательных итальянских городков. Узкие, крутые улочки с сохнущим бельем, церквушки, горшки с цветами на крохотным крылечках и окна со старинными ставнями.
Мы очень размеренно погуляли по Виа Национале, вспоминая ее тезку в Риме, раз в 50 длиннее.
Нашли необыкновенно утонченную и оформленную с необычайным вкусом арт-галерею, в центре которой под ногами , защищенные толстым стеклом, плескались золотые рыбки в этрусском колодце, возраста старше иерусалимского храма.
В общем, ничего не предвещало. Постоянно сверяясь с инструкциями Рика Стивса, нашли и городской туалет, прямо под статуей Святой Маргариты.
Про Маргариту лучше меня расскажет Генри Мортон. Цитата из «Прогулок по Северной Италии» «Жители Кортоны до сих пор почитают святую Маргариту. Попадая в сложную жизненную ситуацию, они приходят к ней на могилу — находится она в самой высокой точке города — и молятся, просят святую о помощи. Родилась Маргарита в 1247 году и выросла необычайно красивой девушкой. Влюбилась в благородного юношу из Монтепульчано, стала жить с ним и родила ему сына. Они были совершенно счастливы, и, хотя ее любовник заговаривал о женитьбе, они так и не оформили свои отношения в церкви. Впрочем, их это ничуть не беспокоило, потому что каждый день казался им счастливее предыдущего. Идеальная жизнь закончилась через девять лет. Тело убитого любовника нашли в лесу.Горе вызвало у Маргариты духовный кризис, который у святых не редкость. Будучи уверенной в том, что красота ее стала причиной гибели любимого человека, что это наказание за грех, она поклялась провести оставшуюся жизнь в покаянии. Однажды ее искушал дьявол. Когда она молилась под фиговым деревом, он стал нашептывать ей, что ослепительная красота принесет ей любовь самых великих людей. Затем услышала голос Христа, он предложил ей принести разбитое сердце францисканцам Кортоны. Маргарита раздала все, что у нее было, и босиком вместе с ребенком пошла в Кортону, а оттуда в приступе раскаяния хотела вернуться в Монтепульчано и пройти нагой с веревкой на шее, прося у всех прощения. Добрые братья успокоили ее, и она стала вести жизнь в постоянных молитвах, служа беднякам и больным. Однажды, молясь возле распятия, она увидела, что Христос кивнул ей головой — это был знак, что грехи ее прощены.Маргариту приняли в Третий орден Святого Франциска, и она отдалась служению Господу с той же страстью, какую испытывала к погибшему любовнику. Маргарита была мистиком, творила чудеса, но в то же время, как и многие святые, отличалась практичностью: основала большую средневековую больницу и за сто лет до святой Екатерины Сиенской принимала участие в политике и пыталась примирить враждующие фракции Тосканы».

 

Взгляд святой Маргариты даже на памятнике отдавал некоторым безумием, но тогда я еще не знала, что она нам приготовила.

Наслышанные о необыкновенных тосканских видах, мы долго выбирали ресторанчик для ланча и наконец нашли самое правильное место на террасе у площади Гарибальди. Виды бесспорно захватывающие, но прожив уже два месяца в Умбрии, мы не смогли с гордостью не отметить, что самая живописная часть картины, открывающаяся взгляду — это все же Лаго ди Тразимено, умбрийское озеро. Кортона была последним оплотом Медичи, соседняя Умбрия уже принадлежала Папству. Огромными были культурные различия между папской Умбрией и тосканской Кортоной, самым крайним городом на границе Великой Римской Империи Шарлеманя.image007

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ожидая заказа, полистали книжку. Ну да, Дуомо в Кортоне оформлен довольно скромно, я там сфотографировала только пару деталей на фасаде. Интересно было посмотреть мозаичную живопись современного футуриста 20 века Джино Северини
Чтобы попасть к самой главной и красивой Базилике Кортоны, носящей имя св.Маргариты, необходимо подниматься очень долго по довольно крутой дороге на самую вершину горы. Вот туда мы точно сегодня не пойдем, сказал мой муж после бутылки пива. Он уже приготовился к моим возражениям, но я, задобренная бокалом ледяного Просекко, к его удивлению согласилась. Действительно, ограничимся осмотром нескольких улочек, этрусского музея, антикварной ярмарки и виндоушопингом.
После ланча мы лениво так пофотографировали друг друга на крутых лесенках, и совсем было собрались спускаться…Как вдруг…
В общем, наверху я увидела кусты сирени. Их было много и казалось совсем близко. мы решили только подойти и понюхать. В итоге, обнаружив себя на том самом крестном пути Via della Croce, ведущим прямо на вершину холма, мы подумали, что не в наших принципах отступать с полдороги. И пошли.

image011Дорога была почти безлюдной.Гомонящие туристы остались внизу. Стало слышно, как поют птицы и плещется белье на ветру. Мозаики на обочине с изображением всех станций крестного пути напоминали — а кому нынче легко? Далеко внизу, за этрусской стеной, долины с двадцатью разными оттенками зеленого останавливали дыхание, а сердце замирало вовсе не от усталости, а от каждого сиреневого пятна на склонах холмов.
Церковь св.Маргариты стоила восхождения.

Мое внимание привлекла очень необычная роспись одной из капелл. Посмотрите — здесь изображено благословение воинов Первой мировой войны, а на стенах упомянуты имена павших.

 

 

 

 

А еще над распятием отчетливо выписан знак вольных камещиков — узнаете масонский треугольник с глазом? Магендавида не нашла — только с натяжкой звезы на потолке можно ассоциировать с шестиконечными.

 


В прохладе и красоте церкви мы пришли в себя, и уже не колеблясь, повернули на дорогу, ведущую еще выше -к крепости Медичи.  Но у меня была более весомая причина — вся дорога по краям заросла густыми зарослями дико и пышно цветущей сирени.
Все хладнокровие испарилось, в голову опять ударило сиреневое сумасшествие, и я стала перелезать через канавы и карабкаться вверх. Наломав полную охапку сирени (благо, росла она дико и бесприглядно), я попыталась вылезти обратно на дорогу. Муж все время со смехом  фотографировал мои тщетные попытки удерживать букет одной рукой, а другими тремя конечностями помогать себе спускаться. Пришлось задействовать все точки.
Наломанные ветки я запрятала в большую сумку для продуктов, где они и пролежали еще несколько часов.
Дорога вниз по другой стороне склона в отличие от Крестного Пути наверх проходила в раю. Именно так я и представляю теперь райские пределы — свежий лесной воздух, немолчное пение птиц, аромат сирени волнами и запахи нагретых листьев и хвои, безграничность холмов и полей за горизонтом.
По дороге вниз мы еще каким-то чудом за несколько мгновений до закрытия успели заскочить в очень старую и скромную церковь Св.Николо. Там ждал сюрприз — молодой монах собрал деньги с посетителей и сказал по-итальянски, что сейчас он что-то откроет. И вдруг — на центральной стене скрипнули пружины, и картина приоткрылась, как потайная дверца, а на обратной стороне обнаружилось произведение Луки Синьорелли
image024

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Не знаю, что нам ударило в голову — сирень ли, самодовольство от пройденного наверх тяжелого пути или красота пейзажей. Захотелось продолжения приключений, и мы решили спускаться с холмов Кортоны на станцию пешком.
До поезда оставалось много времени, на площади бесплатно раздавали всем желающим бутерброды со знаменитой итальянской Нутеллой.


Сиреневый туман все еще мутил наши мозги. По дороге попадались совершенно дикие темно-лиловые ирисы, и мы рассказывали им про гору Гильбоа.    Мы шли долго-долго вдоль шоссе с красными маками по обочинам, любовались темно-сиреневыми закатными облаками и думали — вот оно счастье!

Тоскана — одно из тех мест, куда с неудержимой силой тянет вернуться. Теперь я поняла, почему Фрэнсис Мэйес, как пишут в аннотациях, не устояла перед соблазном купить старый фермерский дом в окрестностях Кортоны, чтобы, вырвавшись хоть на время из суеты Сан-Франциско, выращивать на благодатной итальянской земле под животворящим тосканским солнцем оливы и виноград, мечтать, любить, изучать этрусские древности, размышляя о вечном, и при всем при этом с увлеченностью и восторгом постигать тонкости местной кухни.

И пусть на самом деле не было никакого разбитого сердца и любовной истории, они просто решили вместе с мужем купить домик под Кортоной. И само название «Под солнцем Тосканы» тоже не совсем верно — владение Мэйесов называется Брамасоль, жаждущий солнца, т.к.находится на теневом склоне холма.

Но все остальное — правда. От этих пейзажей, историй, легенд и цветов можно потерять голову и решиться на экстремальные поступки. Свидетельствую.
На подходе к станции через каменную стену тяжело и устало перевесилась сиреневая глициния. Но я сжала в руках свою хозяйственную сумку с полуувядшими ветками сирени  и отвела от нее взгляд.

Спокойной ночи, Тоскана. Мы возвращаемся в Умбрию, унося с собой немного твоего аромата и сиреневого безумия.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s